Интервью Анжелины Джоли (Angelina Jolie) журналу Entertainment Weekley

Анжелина Джоли (Angelina Jolie) дала интервью журналу Entertainment Weekly, в котором рассказала о своей жизни.
Анжелина о том, как Брэду Питту не угодить:
С Брэдом совершенно невозможно совершать покупки. У него безупречный дизайнерский вкус. Если он видит что-то, что ему нравится, покупает сам».
Анжелина о самом последнем подарке Питта для нее — цепочке с пистолетиком:
«Мэд, наш 6-летний сын, рисует очень много военных сценок. Он весь в войнушке и пистолетах. Так что на День Матери он нарисовал мне в подарок автомат, а Брэд решил сделать по этому рисунку ожерелье. Оно такое милое. Думаю, это отличная идея!»…Анжелина о людях, которые не могут смириться с ее прошлым, когда она говорила о ножах и порезах, и настоящим, когда она мать и общественный активист:
«Причина, по которой я рассказывала о прохождении через боль и нанесении себе ран такова, что я просто была по другую сторону жизни. Я знала, что есть люди, которые тоже делают это — и в какой-то мере живут счастливо оттого, что их принимают такими, какие они есть, и они готовы обсуждать свой опыт. Я не вижу причин давать интервью, если ты не готов обсуждать свой жизненный опыт и ошибки. Признание, что я женщина экстремальная и делала некоторые мрачные вещи, не сделало меня необычной или слишком мрачной. Думаю, я поступала правильно. Мне нравится думать, что это было прикольно».
Анжелина о не очень прикольных вещах (например, крови Билли Боба Торнтона в пузырьке):
«Нет! Это не был пузырек. Это было что-то вроде гербария. Знаете, когда порежешь палец, нанесешь каплю крови на стекло и затем прижмешь другим стеклышком. Для нас это было очень милым жестом. По-моему, это так романтично! Я до сих пор нежно люблю Билли Боба и горжусь, что была его женой. Не верю в разные сожаления. Это очнеь опасная привычка — сожалеть: если ты принимаешься оглядываться назад и все время задаваться вопросами, это тормозит жизнь».
Анжелина о новой татуировке Брэда:
«Я нарисовала ее, когда мы были в Давосе. Это не значит, что мы скучали на Международном экономическом форуме, просто одним вечером нам нечем было заняться, и я рисовала на его спине. Татуировка постоянная, увы — я просто делала на Брэде наброски. Ему понравилось! То, что получилось, выглядит довольно странно, но это просто красивые линии на его спине — они отмечают ту часть его тела, которая мне нравится больше всего».
Анжелина об «Особо опасном»:
«Идея моей героини не в том, что она — офигенная киллерша, которой нравится убивать людей. Смысл в том, что если бы вам встретился Гитлер до того, как он сделал все свои злодеяния — вы бы его пристрелили? А вот Фокс — да, пристрелила бы.»
Анжелина о том, кто помогал ей прочесть сценарий и принять решение:
«Ненавижу читать сценарии. Просто читать обожаю, а вот сценарии — ненавижу. Брэд их много читает, потому что он еще и продюсер. Мы всегда на эту тему шутим. У меня нет терпения, я не вижу фильм, когда читаю. Обычно бывает так, что я говорю со своим менеджером Гейром Косински о том, какой у меня сейчас период в жизни и какой персонаж или историю я ищу. По поводу «Особо опасного» я позвонила и сказала: «Я чувствую, что мне необходимо сделать что-то физическое». А вот сейчас я вообще не хочу работать. Хочу сидеть дома — так что единственное, что мы обсуждаем, это потрясающий проект «Atlas Shrugged», который бывает только раз в жизни. Кроме этого, мне пока больше ничего не надо.
Анжелина об экстриме:
«Думаю, меня тянет к экстриму. Дома мы на эту тему много шутим, потому что мы с Брэдом много путешествуем по разным частям света. И шутим о том, какие экстремальыне вещи сделаем. Рассказать не могу — кое-что все-таки довольно интимно! Но одна часть нас — это мама-папа, а другая… настоящие мужчина и женщина. Я живу и так, и так. Мы с Брэдом оба любим кататься на мотоцикле, управлять самолетом — это наша авантюрная сторона. А другая наша сторона занята родительскими глупостями. Наверное, это экстрим — но я думаю об этом как о балансе».
Анжелина о том, как она и Брэд называют друг друга:
«У нас с этим постоянно проблема. Иногда я зову его «партнер». Еще — «отец моих детей». Но в основном люди обращаются к нам так: «Ваша жена то, ваш муж это». Мы перестали поправлять всех и каж
a3a
дого. Не такое уж и большое дело — не состоять в официальном браке. Как только мы стали жить вместе, сразу же превратились в настоящую семью, дети для нас были важнее всего, мы оба законно их усыновили. Только это по-настоящему важно».

-Нынешним женщинам не составляет труда вести себя по-мужски; но им очень редко удается вести себя по-джентельменски. (Комптон Макензи)