Марио Бозелли: власть моды


Мода многогранна и противоречива. Президент Национальной палаты итальянской моды Марио Бозелли знает это как никто другой. О Милане, национальной индустрии и личном отношении к ней — в его интервью Collezioni.
Семья Бозелли из города Гарбаньяте Монастеро на севере Италии открыла свою первую мануфактуру по изготовлению шелкового волокна в 1586 году. За 400 с лишним лет границы семейного дела прилично расширились — до 4 компаний, 6 заводов по производству натуральных и синтетических нитей, тканей и одежды под маркой Area. Бизнес достался Марио Бозелли в 1963 году после смерти его отца, однако управлением семейной компанией дело не ограничилось. Он руководил Федерацией текстильной и швейной промышленности и Всемирной организацией шелка, был президентом международных выставок в Милане и Флоренции. В конечном итоге Кавалер труда Бозелли заработал себе солидный послужной список, к которому в 1999 году добавилась должность президента Национальной палаты итальянской моды в Милане. Формально он возглавил организацию, координирующую и представляющую итальянскую моду на международной арене. На деле же это хранилище традиций и национального искусства, цитадель итальянского качества, один из оплотов рукотворного ремесла, эпицентр конкуренции и глобализации.
Мода многогранна и противоречива. Президент Национальной палаты итальянской моды Марио Бозелли знает это как никто другой. О Милане, национальной индустрии и личном отношении к ней — в его интервью Collezioni.

Семья Бозелли из города Гарбаньяте Монастеро на севере Италии открыла свою первую мануфактуру по изготовлению шелкового волокна в 1586 году. За 400 с лишним лет границы семейного дела прилично расширились — до 4 компаний, 6 заводов по производству натуральных и синтетических нитей, тканей и одежды под маркой Area. Бизнес достался Марио Бозелли в 1963 году после смерти его отца, однако управлением семейной компанией дело не ограничилось. Он руководил Федерацией текстильной и швейной промышленности и Всемирной организацией шелка, был президентом международных выставок в Милане и Флоренции. В конечном итоге Кавалер труда Бозелли заработал себе солидный послужной список, к которому в 1999 году добавилась должность президента Национальной палаты итальянской моды в Милане. Формально он возглавил организацию, координирующую и представляющую итальянскую моду на международной арене. На деле же это хранилище традиций и национального искусства, цитадель итальянского качества, один из оплотов рукотворного ремесла, эпицентр конкуренции и глобализации.

— Господин Бозелли, Милан — столица моды наряду, скажем, с Парижем. Но Париж пребывает в этом статусе приблизительно сто лет. Что, по вашему мнению, превратило так быстро Милан в один из главнейших модных городов мира?

— Милан — это лучшее объяснение того, что так часто называют термином made in Italy. В Милане находятся ведущие Дома моды, работает много дизайнеров, известных и любимых во всем мире. Они представляют свои коллекции в рамках нашей Недели моды. В цифрах это 80% от общего числа участников, то есть уровень национального участия очень высок. Для сравнения в Париже этот показатель равен 50%. В Милане, к примеру, открыто 800 шоу-румов, а в Париже только 200, и их можно посещать всегда, не только во время проведения выставок и показов новых коллекций. К тому же в Италии, в частности в Милане, традиционно сильна текстильная промышленность. На фабриках производятся нитки и ткани наивысшего качества. Это важный фактор для fashion-индустрии.

— Нью-Йорк, Лондон, Париж, Милан — как бы Вы описали каждый из этих городов?

— Нью-Йорк — это крупнейший рынок, на котором отлично работают все инструменты маркетинга. Лондон интересен работами молодых дизайнеров. Париж — это, прежде всего, столица Высокой моды, а Милан лидирует в сегменте pret-a-porter.

— Мода сегодня — это в первую очередь отлаженный механизм производства, инвестиций и товарооборота. Но стоит ли забывать о высоком стиле, индивидуальных заказах, маленьких ателье с мастерами, чей труд сродни искусству? Ведь спад итальянской Высокой моды очевиден.

— Спад очевиден. Мы все заметили это, хотя Италия никогда не претендовала на первое место в Высокой моде, это прерогатива Франции. Я думаю, что «золотые» времена Высокой моды прошли. Сегодня стоит развивать pret-a-porter как ведущий сегмент рынка и как направление pret-a-porter класса люкс. Для этого у нас есть все возможности и предпосылки. Итальянская мода сочетает в себе и хороший вкус, и отличное качество — то, что я обычно называю style well made. Может, мы не так креативны, как французы, и не так сильны в плане инноваций и технологий, как американцы и немцы, но мы отлично знаем, как сочетать эти два фактора на нашем производстве, которое имеет все необходимые звенья для развития отрасли — от ниток до конечного потребителя.

— С модой вас связывают давние отношения, но что означает
9e2
она для вас в первую очередь?

— Для меня это, прежде всего, способ общения. Я считаю, что это самая красивая и мирная сфера деятельности, где можно самовыражаться и развивать дружеские — как профессиональные, так и межкультурные — связи.

По материалам журнала Collezioni
http://www.collezioni-magazine.ru/

-В сороковые годы, чтобы покорить девушку, нужно было быть солдатом; в пятидесятые годы — евреем; в шестидесятые — чернокожим. Теперь, чтобы покорить девушку, нужно быть девушкой. (Морт Сал)

Опубликовано: Без рубрики.